P-40 в советской авиации

   Главная >> Статьи >> P-40 в советской авиации

 

Валерий Романенко ©

Р-40 в советской авиации

 


Tomahawk 126 ИАП готовится к очередному боевому вылету
Photo kindly presented by www.ipms.ru web site

Советский Союз в годы второй мировой войны был фактически вторым (после Великобритании) «импортером» истребителей Р-40. Всего с 1941 по 1944 годы было получено 247 Р-40С («Tomahawk» IIB) и 2178 Р-40Е, K, L, M и N [1], что выводит самолет на четвертое место (после Р-39, «Hurricane» и Р-63). Динамика поступления по годам выглядит следующим образом: 1941 г. – 230 «Tomahawk» и 15 Р-40Е; 1942 - 17 «Tomahawk» и 487 Р-40Е, Е-1, K, L; 1943 - 939 P-40E-1, K, L, M,N; 1944 - 446 в основном Р-40М и N  [2].

В годы войны истребители Р-40 находились на вооружении трех основных родов авиации СССР: ВВС Красной Армии (ВВС КА), ВВС Военно-морского флота (ВВС ВМФ) и авиации ПВО, и воевали практически на всех фронтах от Черного до Баренцева моря. Малоизвестный факт: «Tomahawk»и и «Кittyhawk»и с красными звездами принимали участие во всех решающих сражениях: битве под Москвой, у Сталинграда, обороне Ленинграда, на Кубани, на Курской дуге и далее вплоть до освобождения Восточной Пруссии. Правда, нигде (кроме Севера) их количество не достигало критического числа (как правило, не более 1 - 2 полков на воздушную армию) и поэтому никакого решающего воздействия на ход сражений они не оказали (в отличие, например, от «Aэрокoбр»). В советских ВВС «Kittyhawk» считался «средней» машиной: лучшей, чем И-15, И-16 и «Hurricane», но худшей, чем Р-39, Яки или Ла. Поэтому история типичного полка на Р-40 выглядела так: начинал войну на И-15, И-16 или МиГ-3; после потери их в боях к началу- средине 1942 г. получал Р-40С; постепенно (вследствие потерь) заменял их на Р-40Е, К. Затем следовало два варианта: если полк особенно не проявил себя в боях (большие потери и малые успехи), то он переводился в ПВО и получал Р-40М и N; если же он достигал успехов, становился гвардейским - перевооружался на Р-39, Як-7, -9, или Ла-5. Данное распределение фактически завершилось к концу 1943 года, когда «Kittyhawk»и практически исчезли из ВВС КА, почти полностью перейдя в ПВО и авиацию ВМФ (только на Северном и Черноморском флотах). Это подтверждается, например, полным отсутствием истребителей Р-40 в боевом составе воздушных армий фронтов на 1.01.45 г. В мае 1945 года лишь один полк (24 «Kittyhawk»а) на весь советско-германский фронт числился в 1 ВА III Белорусского фронта. Зато в ПВО на 1.05.45 г. находилось 409 «Kittyhawk»ов и «Tomahawk»ов, 96 штук - в ВВС Черноморского флота и около полусотни - в ВВС Северного флота.

Первая партия «Tomahawk»ов была отправлена в СССР из США в сентябре 1941 года. Она была куплена за золото (а не по линии ленд-лиза, действие которого было распространено на СССР лишь с 7 ноября) и включала 20 Р-40 первых серий и единственный Р-40G (сер. номер 39-221). Но к этому времени английские «Tomahawk» IIB уже прибыли в Архангельск (очевидно, с «пробным» конвоем «Дервиш» 31.08.41 г. и одиночными транспортами). От Р-40С они отличались лишь английскими пулеметами калибра 7.69 мм и RAFовскими серийными номерами (серий АН,АК и АN). Здесь на специальной площадке с деревянным покрытием, срочно построенной заключенными ГУЛАГа, их собрали под наблюдением английских авиатехников и облетали, а затем воздушным путем отправили в 27 запасной авиаполк (ЗАП).

Запасные авиаполки в советских ВВС выполняли двойную функцию: они были учебными центрами по переучиванию авиаполков и отдельных экипажей на определенные типы самолетов (аналог немецкой С-Schule), а также депо, распределявшие эти же типы самолетов во фронтовые авиаполки для возмещения потерь. Так что с «Tomahawk»ами была проявлена разумная осторожность – несмотря на острую нехватку истребителей, их решили вначале изучить в тылу.

27 ЗАП был сформирован в августе 1941 года специально для обучения на самолеты «Tomahawk» и «Hurricane» и базировался на аэродроме Кадников (по железной дороге Архангельск - Вологда, 140 км от Вологды). В 1941-42 гг. он был основными «воротами», через которые «Tomahawk»и поступали в авиаполки ВВС КА. Здесь были подготовлены 126, 154, 159, 964 ИАП [4] и десятки отдельных экипажей. 2 ноября полк был переформирован на 2-эскадрильный состав (штат 015/177) и на 27.12.41 г. имел 15 «Tomahawk» IIB (АН974,  978,  АК172, 197, 243, 247, 250, 258, 321, 327, 342, 345, 363, 388, 493), 4 двухместных учебных истребителя Як-7 и 2 УТИ-4. Несмотря на трудности, появившиеся при зимней эксплуатации (отказы моторов, электрогенераторов и др. агрегатов стали причиной ряда аварий) инструкторы 27 ЗАП считали «Tomahawk» достаточно простым в пилотировании и вполне доступным летчикам средней квалификации самолетом. Благодаря своей прочности он выдерживал неизбежные в учебном процессе грубые посадки и даже аварийные приземления на фюзеляж, так что за 14 месяцев интенсивной эксплуатации было списано всего 5 самолетов (АН974,АК316,196,243,321). С июля 1942 г. 27 ЗАП начал обучение на «Kittyhawk», но уже 25 сентября был расформирован и передал личный состав и самолеты в 6 ЗАБ [5].

Первым в 27 ЗАП для переучивания прибыл 15 .09.41 г. 126 ИАП. Этот полк воевал с 22 июня на И-16 и МиГ-3 и имел хороший боевой опыт, о чем свидетельствует наличие двух Героев Советского Союза (далее ГСС) – старшие лейтенанты С.Г.Ридный (украинец) и В.Г.Каменщиков получили это звание Указом от 9.08.41 г!

Освоение американских самолетов затруднялось отсутствием технических описаний и инструкций на русском языке. Летчикам и техникам приходилось переводить их со словарем по вечерам, после работы на аэродроме. «Tomahawk» оказался несложным в освоении, и с 1.10.41 г. полк приступил к учебным полетам. Но уже 12 октября пришлось срочно убыть на фронт: полк под командованием майора Найденко В.М. в составе двух эскадрилий (20 самолетов [6]) перелетел на аэродром Чкаловская и начал боевую работу по обороне Москвы. В период с 25.10.41 г. по 25.04.42 г. в составе 6 авиакорпуса 126 ИАП выполнил 666 боевых вылетов (далее б/в) на прикрытие войск Калининского и Западного фронтов и 319 для защиты Москвы, во время которых было сбито 29 самолетов противника ценой потери 4 своих самолетов и 2 пилотов. Наибольшая интенсивность была в первом месяце - 685 вылетов и 17 сбитых. Но затем полк «выкосили» сплошные аварии: «Tomahawk» IIB оказался совершенно неприспособленным для русской зимы. От морозов, доходивших до -38С, замерзали масло, гидросмесь и антифриз, из-за чего лопались соты радиаторов (38 случаев - для их пайки пришлось конфисковать все серебряные ложки в соседних деревнях), трескались пневматики колес, разряжались аккумуляторы. Частыми были разрушения электрогенераторов и «заклинивание» моторов.

Поскольку 126 ИАП был первым «счастливым обладателем» «Tomahawk»ов, то устранять этот шквал дефектов пришлось именно его инженерно-техническому составу (далее ИТС), хотя и с помощью специалистов НИИ ВВС. Генераторы и колеса заменили на советские, в гидро-, масло- и охладительную системы установили специальные краны, через которые жидкости полностью сливались на ночь и т.п. Но когда научились бороться с дефектами, большая часть самолетов уже была небоеспособной: отсутствовали запасные части и моторы (их не присылали вообще!) и даже ... патроны к английским и американским пулеметам! К средине января 1942 года лишь 9 самолетов можно было поднять в воздух [7]. Тем не менее, активная боевая деятельность продолжалась: за январь было выполнено 198 самолето-вылетов (334 летных часа), проведено 11 воздушных боев, в которых сбито 5 Ме-109, 1 Ju-88 и 1 He-111 [8]. Тут статистика открывает неожиданный факт – оказывается, «Tomahawk»и вполне успешно сражались с Ме-109! Это подтверждали и доклады летчиков об обстоятельствах боев: так, 18 января лейтенанты С.В.Левин и И.П.Левша в паре провели бой с 7 Ме-109, сбив два из них без потерь; 22 января звено (3 самолета) лейтенанта Е.Е.Лозового в воздушном бою с 13 самолетами противника сбило 2 Ме-109Е, и снова без потерь! Всего за январь было потеряно 2 «Tomahawk»а – один сбит ЗА [9] немцев и лишь один – «мессершмиттами».

Однако «Tomahawk»ам часто доставалось от своих – незнакомый самолет азартно обстреливали как истребители, так и ЗА. Обычно все обходилось десятком пробоин и извинениями, но перед Новым годом советская ПВО превзошла сама себя: «Tomahawk» АН507 мл. лейтенанта П.Г.Маза вначале атаковали 5 И-16-х, а затем добили зенитчики. В результате вынужденной посадки мотор был разбит, а самолет отправлен в ремонт.

Но основным источником потерь все же были отказы материальной части: практически ни один боевой вылет не обходился без аварий. Посадки самолетов с неработающими моторами стали обычной практикой. Не всегда они завершались благополучно: так, 17.02.42 г. в результате отказа мотора на взлете разбился один из лучших пилотов полка ГСС [3] ст. л-т С.Г.Ридный («Tomahawk» АК325).

Несмотря на обилие аварий, общее впечатление летчиков 126 ИАП от самолета оказалось хорошим. В «Tomahawk»е было именно то, чего недоставало советским истребителям: при создании последних прежде всего добивались высокой скорости и маневренности, а остальные качества считались как бы второстепенными. В Р-40 же как раз особое внимание обратили на такие «мелочи», как мощь вооружения (секундный залп в 1.5 раза выше, чем даже у МиГ-3), защиту (38-мм лобовое бронестекло, бронеспинка), прочность планера (даже при аварийных посадках летчики обычно оставались невредимыми), комфорт (четкая устойчивая радиосвязь, хороший обзор из фонаря с чистыми прозрачными стеклами и надежным аварийным сбросом [10], просторная кабина), большая (до 1100 км) дальность полета. Поэтому и при недостаточных скорости и маневренности, «вялости» даже на виражах (по этим основным характеристикам он уступал и Ме-109Е, и Якам с ЛаГГами) самолет в руках опытных воздушных бойцов оказался грозным оружием. Была разработана специальная «групповая» тактика, когда недостатки машины компенсировались хорошей слетанностью звеньев и эшелонированием по высоте [11]. Потому и большинство побед в 126 ИАП были групповыми: ГСС С.Г.Ридный (АН965) – 9 сбитых лично плюс 17 в группе, ГСС В.Г.Каменщиков – 7+10, командир полка В.М.Найденко – 5+11 [12]. Асами (с более чем 5-ю сбитыми) стали 12 пилотов, а всего за битву под Москвой 31 летчик полка был награжден орденами и медалями.


Tomahawk II (AH965) 126ИАП лейтенанта С.Г.Ридного, Московская обл., декабрь 1941
Фото ЦАКФД, получено автором.

В мае 1942 г. 126 ИАП был перевооружен на Р-40Е. Находясь после отступления немцев в глубоком тылу, он в спокойной обстановке до конца августа совмещал освоение «Kittyhawk»ов с задачами ПВО Москвы и Подмосковья. В конце августа к ним добавилось эскортирование правительственных самолетов по маршруту Москва-Арзамас-Куйбышев [13].

Затем полк снова был переброшен на наиболее опасный участок фронта – под Сталинград. 28 августа 126 ИАП, сформированный по штату 015/174, но имея всего 18 самолетов (NN 818-821, 830, 841, 842, 844, 979, 1014, 1018, 1027-1032, 1104 [14] ) и 50% положенного технического состава, прибыл в состав 268 ИАД [15] и разместился на аэродроме Солодовка.

Интенсивность воздушных боев здесь оказалась настолько высокой, что даже опытный и хорошо подготовленный полк «сгорел» в этом аду, как спичка – всего за неделю. Начало было неплохим – 29 августа летчики сбили Ме-109F, Ju-88 и FW-189 ценой потери одного P-40E, 30 августа – 5 Me-109F и 5 He-111 при потере 3 Р-40Е, 31-го – 10 Me-109F, 1 He-111 и 1 Ju-87 за 2 сбитых и 2 подбитых Р-40Е. Но перелом наступил уже 5 сентября -- за 2 Ме-109F и1 Ju-88 было заплачено 4 «Kittyhawk»ами: два сбито в бою и два столкнулись в воздухе. В этот день был сбит и тяжело ранен командир полка майор В.М.Найденко. Оставшиеся в строю 4 самолета перешли на боевое дежурство над своим аэродромом.

Всего до 13.09.42 г. было выполнено 194 самолето-вылета (далее с/в), причем (редкий случай!) все – боевые, т.е. сопровождались боями с противником. Основная часть (163 с/в) приходилась на сопровождение штурмовиков Ил-2. Проведено 29 групповых и 24 индивидуальных воздушных боя, в которых уничтожено 36 самолетов противника (23 Ме-109F, 6 He-111, 3 Ju-88, 1 Me-110, 1 Ju-87, 1 Hs-123 и 1 FW-189). Потери составили 13 самолетов, 7 летчиков не вернулись с боевых заданий и 5 были ранены. После отвода в тыл 18.09.42 г. полк был перевооружен на Ла-5 и в дальнейшем воевал только на советских типах самолетов.


Тот же самолет (на заднем плане) что на верхнем снимке во временном зимнем камуфляже
Фото ЦАКФД, получено автором.

Вторым в советских ВВС в бой на «Tomahawk»ах вступил 154 ИАП. 20 сентября 1941 г. он прибыл в 27 ЗАП, а 26.11.41 г., обученный и переформированный на штат 015/284 (2 эскадрильи, 20 самолетов) под командованием батальонного комиссара А.А.Матвеева убыл на Ленинградский фронт (аэродром Подборовье). В декабре к нему присоединился 159 ИАП. Оба полка вошли в состав Восточной оперативной группы, прикрывавшей «воздушный мост» в осажденный Ленинград. Транспортные самолеты ПС-84 (лицензионные американские «Douglas»DC-3, с 7.09.43 г. переименован в Ли-2) перебрасывали в окруженный немцами город продовольствие и другие грузы. Обратными рейсами вывозили женщин, детей, стариков, раненных. Люди садились в самолеты на глазах летчиков-истребителей, надеясь на их защиту – поэтому бои на трассе носили исключительно ожесточенный характер. Транспортники защищали до последней возможности, вплоть до воздушных таранов немецких истребителей [16]. Летчики совершали чудеса – так, 17 декабря 5 «Tomahawk»ов над Ладожским озером отбили атаку на ПС-84 9 Ме-109F, при этом ведущий капитан П.А.Покрышев (в будущем дважды ГСС) сбил одного из них. В этот же день командир эскадрильи П.А.Пилютов, в одиночку прикрывая 9 ПС-84, не только отразил нападение 6 Me-109F, но и сбил два из них (хотя сам был подбит). А 23.01.42 г. П.А.Пилютов после упорного 30-минутного боя сбил на «Tomahawk»е Me-109F с бортовым номером «19». Взятый в плен немецкий пилот сообщил, что на его счету 59 побед...[17].

Из-за сравнительно невысокой интенсивности боевых действий зимой 41-42 гг. потери 154 и 159 ИАП были невысокими. Поэтому начавшееся в марте перевооружение на Р-40Е проходило постепенно и прямо на фронте: ими просто заменяли сбитые «Tomahawk»и. Например, 154 ИАП на 12.03.42 г. имел 7 «Tomahawk»ов и 7 «Kittyhawk»ов. Еще 5 «Tomahawk»ов стояли без моторов. Но уже в мае картина изменилась – почти все самолеты выработали моторесурс! Поскольку запасные «Allison»ы не поступали, а истребители требовались срочно, командира полка майор А.А.Матвеева предложил устанавливать на Р-40Е...советские моторы М-105П и М-105Р! На 1-й авиаремонтной базе 13 ВА таким образом было переделано более 40 истребителей (а заодно несколько машин переоборудовали в двухместные). Естественно, установка менее мощного мотора привела к ухудшению характеристик самолета – так, максимальная скорость Р-40Е с мотором М-105П и винтом ВИШ-61П снизилась на 12 км/час (с 477 до 465 км/час). Поэтому переделанные самолеты поспешили передать в другой полк (196 ИАП).

154 ИАП воевал на Р-40Е до ноября 1942 г. С весны в основном выполнял задачи ПВО. Летом к ним добавились полеты на штурмовку и бомбометание – обычно подвешивали одну бомбу ФАБ-250 под фюзеляж. Наибольшие потери (6 «Kittyhawk»ов [18]) понес в сентябре. За боевые успехи 22.11.42 г. был преобразован в 29 гвардейский ИАП. С декабря 1942 года был перевооружен на Як-7б.

Наиболее широко и интенсивно Р-40 воевали в Заполярье. Они начали поступать сюда с января 1942: «северные ворота» для ленд-лизовских конвоев пришлось перенести из Архангельска в незамерзающий на зиму порт – Мурманск. Поскольку переброска на крайний север самолетов с советских заводов по ряду причин была затруднительной [19], то здесь имел место уникальный случай – пополнение советских ВВС возложили ...на западных союзников! До 95% поступавших в мурманский порт английских и американских самолетов зачислялись в действующие здесь части ВВС, ПВО и морской авиации [20].

Динамика поступления Р-40 в Мурманск следующая: 11 января 1942 г. (конвой PQ-7) – 4 самолета; 20 января (PQ-8) – 15; 10 февраля (PQ-9) – 2; 12 марта (PQ-12) – 44, а всего за 1942 год – 272 «Tomahawk»а и«Kittyhawk»а. В 1943 г. прибыло 108 Р-40 (с конвоями SW 52,54 и 55). Последние «Kittyhawk»и (111 штук) были доставлены в мурманский порт с 29.02 по 5.4.44 г. конвоями SW 56, 57 и 58 [21].

Первым на Севере «Tomahawk»и получил 147 ИАП. Поскольку боевые действия здесь носили позиционный характер, переучивание проходило прямо в оперативной зоне. Полк продолжал воевать на И-153, в перерывах между боями осваивая «Tomahawk»IIB и «Hurricane»IIB. Первые «Tomahawk»и поступили в начале декабря 1941 г. (АК295, 296 и 318), а к концу января 1942 г. переучивание было завершено. До середины апреля полк воевал на двух типах истребителей, причем, например, во II эскадрилье в I и III звеньях было по 2 «Tomahawk»а и 2 «Hurricane».

1 апреля 1942 года полк стал 20 гвардейским ИАП, был переформирован на новый штат 015/134, к 1 мая сдал «Hurricane» и в дополнение к имевшимся «Tomahawk» IIB (АК170, 180, 194, 202, 205, 263, 267, 306, 344, 339, 473, 483) получил Р-40Е (№№ 583, 586, 600, 664, 787, 789, 796, 810-814, 823, 824, 843, 849, 860, 1101, 1108 ).

Освоение «Tomahawk»ов, несмотря на хорошие пилотажные качества самолета, проходило непросто: еще в декабре было разбито две машины (АК318 – пожар в воздухе, АК296 – сорвался в штопор). А первой боевой потерей на севере стал АК295 – его 1.2.42 г. сбили в воздушном бою.

В целом «Tomahawk»и, как и «Kittyhawk»и, летчикам понравились, особенно своей живучестью и дальностью полета. Прочность его 5-лонжеронного крыла [22] после воздушного боя 8 апреля 1942 г. стала легендарной: в этот день командир звена лейтенант Алексей Хлобыстов дважды в одном бою таранил немецкие истребители! Первому «мессершмитту» на догонном курсе он отрубил хвостовое оперение, второму – на встречном курсе часть крыла, причем оба раза одной и той же – правой – консолью. Оба Ме-109 разбились, а «Tomahawk» благополучно сел на своем аэродроме и был без труда отремонтирован. Его пилот, у которого врачи не обнаружили даже царапин, был представлен к званию ГСС и получил денежную выплату – 2000 рублей за два уничтоженных вражеских истребителя.


Комиссар 20-го ГИАП поздравляет А.Хлобыстова с успешным боевым вылетом, в котором он сбил два вражеских самолета. Обратите внимание на повреждение крыла.
Фотография датирована 8 апреля 1942 г., аэродром Мурмаши, Карельский фронт.

Фото ЦАКФД, получено автором.

Третий таран, совершенный А. Хлобыстовым 14 мая 1942 г., завершился длительным пребыванием в госпитале: свой поврежденный в бою «Kittyhawk» № 812 он направил на «мессершмитт», который пытался его добить на встречном курсе. Спасла случайность – при ударе его выбросило из самолета... [23]

А.Хлобыстов воевал на Р-40 до конца: 13.12.43 г. он на «Kittyhawk» №1134 вместе с напарником лейтенантом Калегаевым (№ 1167) преследовали немецкий разведчик и были сбиты его стрелком над вражеской территорией. Оба пилота в полк не вернулись...

Летчики 20 гв.ИАП воевали на Р-40 дольше всех в ВВС – до конца 1943 года, после чего получили «Аэрокобры» P-39N. Общие итоги за 1942-43 гг. не сохранились, известны лишь потери: 28 Р-40 разных моделей в 1942 г. и 26 – в 1943 г., из них 14 – в авариях и катастрофах [24] , 35 сбиты в воздушных боях, 3 – зенитной артиллерией и 1 разбомблен на аэродроме. Судя по сохранившимся результатам отдельных боев, немцы понесли по крайней мере не меньший урон.

Из материалов допросов сбитых на Севере в 1942 г. немецких летчиков из II. и III./JG 5 (A.Jakobi, H.Bodo, K.Philipp, W.Schumacher) следует, что они считали «Tomahawk» серьезным противником (выше оценивали только Ме-109F и «Airacobru»), а достаточно скромные успехи советских летчиков – в приверженности оборонительной тактике и недостаточно решительным атакам...

Вторым в Заполярье «Kittyhawk»и получил 19 гвардейский ИАП. После получения гвардейского звания 4.04.42 г. он был отведен в тыл на 100 км на аэродром Африканда, где с 25 апреля сдал свои ЛаГГ-3 и начал освоение истребителей «Airacobra» I и «Kittyhawk» I (P-40E). Сборка и изучение новых самолетов проходили одновременно, причем лишь по документации на английском языке. К 15 мая весь летный состав (22 человека) овладел техникой пилотирования, и после переформирования на штат 015/174 (3 эскадрильи) вошел в строй без единой аварии или поломки.

Боевые действия полк начал 17 мая 1942 г. с аэродрома Шонгуй, имея в составе 10 «Kittyhawk»ов (II эскадрилья, №№ 1009,1010,1013,1019,1023,1025,1026,1088,1090,1094) и 16 «Airacobra» (I и III эскадрильи). Летчики полка отличались активностью и агрессивностью в боях, так как здесь еще раньше сформировалось ядро из опытных асов: капитанов П.С.Кутахова (будущий дважды ГСС, Главный маршал авиации и командующий ВВС СССР), ГСС И.В.Бочкова, И.Д.Гайдаенко и др. Правда, они летали на «Airacobra»х, но их пример заставлял активно действовать и пилотов «Kittyhawk»ов. Обычно при отражении налетов на Мурманск (а это до 60% всех боевых вылетов) «Airacobra»ы старались связать боем истребители сопровождения, а менее маневренные «Kittyhawk»и занимались бомбардировщиками. Однако к такой тактике пришли не сразу, и потому 28 мая потеряли сразу два Р-40Е (№№ 1019 и 1026). Более успешным был бой 1.6.42 г. с «мессершмиттами» при сопровождении своих бомбардировщиков СБ: сбито 6 немцев, потеряно 2 «Kitty» и 1 «Airacobra». А 14 августа командир 2-й эскадрильи майор А.Новожилов в паре с лейтенантом Барсуковым подбили поплавковый гидросамолет и сбили 2 Ме-110 без потерь.

19 гв.ИАП воевал на Р-40 и Р-39 до осени 1943 года, затем полностью был перевооружен на Р-39N и Q. Отдельно статистика по «Kittyhawk»ам не велась, о боевых успехах можно судить лишь по общим показателям. Так, с 22.6.41 г. по 31.12.43 г. произвел 7541 боевых самолето-вылетов (5410 часов), сбил 56 Ме-109Е, 43 Ме-109F, 15 Me-109G, 30 Me-110, 7 Ju-88, 9 Ju-87, 1 He-111, 2 Do-215, 5 Hs-126 и 1 Fi-156. Потери составили 86 самолетов и 46 летчиков («Kittyhawk»: сбито в воздушных боях – 13, ЗА – 2, катастрофа – 1, всего 16). Получено 128 самолетов («Kittyhawk» – 30). Наибольшие потери Р-40 понесли в 1942 г.— 11 самолетов. Последний Р-40К (№ 1572), переоборудованный в двухместный, летал в качестве тренировочного до 2.9.44 г. Интересно, что в 19 гв.ИАП наблюдался самый низкий в советских ВВС процент небоевых потерь Р-40 (аварии и катастрофы из-за отказа материальной части) – в 14 раз ниже, чем, например, в соседнем 20 гв.ИАП.

На Карельском фронте на Р-40 воевали также 152 и 760 ИАП. Главной задачей этих полков было прикрытие с воздуха Кировской железной дороги, по которой ленд-лизовские грузы перевозились из Мурманска в центральные районы СССР. Немцы активно бомбили дорогу вплоть до лета 1944 года. Так, в январе-феврале было отмечено 26 налетов (участвовало 126 самолетов), в марте-апреле – 95 налетов (374 самолета).

Оба полка получили «Kittyhawk»и летом 1943 года. Так, на 1.06.43 г. в 152 ИАП числились №№ 426, 429, 569, 609, 699, 640, 644 и двухместные учебные №№ 873 и 883, в 760 ИАП соответственно 752, 806, 1117, 1139 и 828, 831. Продолжая боевые действия на «Hurricane» и ЛаГГ-3, полки постепенно переучивались на Р-40. К 1.01.44 г. «Kittyhawk»и стали основным типом: в 152 ИАП – 23 «Kittyhawk»а (плюс 5 «Tomahawk»ов, «сброшенных» сюда гвардейскими полками) и 13 «Hurricane»ов, в 760 ИАП – 12 Р-40Е и 11 ЛаГГ-3 [25]. Эти полки последними в советских ВВС получили Р-40, но и воевали на них дольше всех – до 1 ноября 1944 года, момента завершения боевых действий в Заполярье.


P-40E 29-го ИАП. Карельский фронт, 1943 г.
Фото ЦАКФД, получено автором.

Громких успехов эти полки не имели: летчики придерживались оборонительной тактики и обычно удовлетворялись тем, что просто отгоняли немецкие самолеты от охраняемых объектов. Потери также были минимальны: до ноября 1944 года в 152 ИАП – 3 Р-40Е в боях и 3 в авариях, в 760 ИАП – 3 «Kittyhawk»а в боях. Интересно, что потери «Hurricane» и ЛаГГ-3 за тот же период были вдвое выше!

С 1944 года 760 ИАП был переключен на сопровождение Ил-2, и «Kittyhawk»и неплохо проявили себя в этой роли: большая дальность позволяла прикрывать штурмовики на всем маршруте, а маневренности вполне хватало для простого отражения атак. Стычки с FW-190A и Me-109G завершались, как правило, со счетом 0 : 0.

Подготовкой пилотов для специфического северного театра военных действий занимался 9 ОУТСАП [26] . Среди прочих типов самолетов здесь всегда имелось 2-3 двухместных учебных «Kittyhawk» (например, №№ 825 и 856). По два двухместных Р-40 имел и каждый боевой полк: №№ 840 и 853 – 258 САД (в ее состав входили 19 и 20 гв.ИАП), 873 и 883 – 152 ИАП, 828 и 831 – 760 ИАП (на 1.06.43 г.).

По документам 7 ВА (воздушной армии) Карельского фронта, количество Р-40 в ее частях составляло от 87 «Kittyhawk» и 9 «Tomahawk» на 1.07.43 г. (максимальное число) до 64 и 5 соответственно на 1.03.44 г. с дальнейшей тенденцией к уменьшению.

После расформирования 27 ЗАП подготовка пилотов для Р-40 была возложена на 6 ЗАБ в составе 14 и 22 ЗАП. Она была сформирована в мае 1942 года как центр переучивания на иностранные типы истребителей и базировалась в г.Иваново, примерно в 90 км от железнодорожной магистрали Архангельск-Москва. Сюда доставлялись в ящиках самолеты из архангельского и мурманского портов, здесь они проходили приемку (т.е. проверку состояния и комплектации), здесь их собирали, облетывали и отсюда направляли на фронт.

В 1942 г. в бригаде на Р-40 в 14 ЗАП обучили один авиаполк (46 ИАП к 3.12.42 г., 32 пилота с общим налетом 858 часов), в 22 ЗАП – три полка (28 гв., 10 и 436 ИАП – соответственно 20, 32 и 32 пилотов с общим налетом 240, 437 и 920 часов). Собрали и облетали 190 самолетов Р-40С и Р-40Е, из которых 177 отправили на фронт. Здесь же в августе-сентябре 1942 года подготовили и новые для советской авиации части – перегоночные истребительные авиаполки (ПИАП). Пять таких полков (1-5 ПИАП, вошедшие в 1 перегоночную авиадивизию) расположили вдоль секретной в те времена трассы, ведшей от американского города Фербенкс на Аляске через Берингов пролив и всю Сибирь до советского Красноярска. По этому маршруту протяженностью 6306 км в СССР в 1942-45 гг. перегоняли по воздуху истребители Р-40, Р-39 и Р-63.

В каждом ПИАП одна эскадрилья специализировалась на «Kittyhawk»ах, и для них в 14 ЗАП в 1942 г. был обучен 61 пилот.

Именно «Kittyhawk»и и открыли движение по этой трассе, названной президентом США Рузвельтом АЛСИБ (Аляска-Сибирь). Первая группа из семи Р-40К стартовала из Фербенкса 7 октября 1942 года, и 16 ноября приземлилась в Красноярске [27]. Два самолета во время перелета были потеряны – «Kittyhawk» и лидировавший группу «Boston». К сожалению, Р-40К также оказались абсолютно непригодны к полетам в сложных климатических условиях: замерзала маслосистема и «раздувались» радиаторы. Поэтому от Р-40 на АЛСИБе пришлось отказаться – их перегнали всего 48 штук.


Ст.л-т Н.Ф.Кузнецов после успешного вылета на своем P-40K. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза 1 мая 1943 г. Судя по форме опозновательного знака, машина скорее всего была получена через АЛСИБ.
Фото ЦАКФД, получено автором.



Цветной боковик P-40K Н.Ф.Кузнецова
©
Михаил Быков

К лету 1943 г. обучение на Р-40 в 6 ЗАБ было завершено: в 14 ЗАП подготовили только 191 ИАП (32 летчика к 28.2.43 г., 122 часа), в 22 ЗАП – 238 и 191 ИАП (повторно к 15.03.43 г.) и 34 отдельных экипажа (очевидно, для новых ПИАП). Собрано и облетано 94 самолета Р-40Е и Р-40К, отправлено на фронт в 1943 г. – 80, в 1944 г. – 6. В учебном процессе использовались в 1942-43 гг. «Kittyhawk»и №№ 1146, 1400, 1455, 1469, 1640, 1780, 1830, 1989, 2010, 2036, и даже на 25.10.43 г. в 14 ЗАП числились №№ 1569, 1796, 1817, 1842.

6 ЗАБ была одной из лучших и отлично оснащенных баз подготовки в советских ВВС. Здесь учили на совесть – не только взлету-посадке, но стрельбе по воздушным и наземным целям, одиночному и групповому пилотажу, тактике. Поэтому большинство из подготовленных тут частей добились успехов на фронте и стали гвардейскими. Так, 436 и 46 ИАП за бои на Северо-Западном фронте (именно на Р-40!) были преобразованы в марте 1943 г. в 67 и 68 гвардейские, а 10 ИАП – в 69 гв. ИАП и перевооружены на «Airacobra». Здесь же проходили подготовку и многие иностранные подразделения – эскадрилья «Нормандия», 1-й чехословацкий ИАП и другие.

В связи с сокращением к 1943 г. поставок Р-40 с севера и прекращения по АЛСИБ , центр переучивания на «Kittyhawk»и переместился на юг, где начались поставки через территорию Ирана.

Южная трасса ленд-лиза начала действовать с июня 1942 года, но «Kittyhawk»и стали поступать по ней лишь с ноября. Истребители в ящиках выгружались в порту Абадан, там же (либо в соседней Басре) собирались и облетывались. Затем специально сформированный 6 ПИАП перегонял их в СССР с одной промежуточной посадкой в Тегеране. Несмотря на достаточно сложный маршрут (расстояние 1450 км, полет через два горных перевала) потери в 1943 г. были минимальны – всего одна «Airacobra» из 2386 перегнанных Р-39 и Р-40.

На территории СССР все самолеты сдавались в 25 ЗАП (г. Аджи-Кабул, Азербайджан). Этот полк был сформирован 30.10.41 г. для обучения на ЛаГГ-3, а с открытием южной трассы перепрофилирован на иностранные истребители.

Освоение «Kittyhawk»ов здесь начали с 19 ноября 1942 г., когда в полк прибыли три первых Р-40Е-1 (№№ 1533,1547,1548 [28]). Почти сразу (с 23.11.42 г.) приступили к обучению 45 ИАП. Из-за отсутствия достаточного числа самолетов одного типа полк готовили сразу на два: «Airacobra» и «Kittyhawk». Инструктора и обучаемые осваивали самолет почти одновременно, но весьма серьезно: общий налет на 32 пилота составил 671 час (1682 посадки), 155 учебных воздушных боев, 112 стрельб по наземным и 98 по воздушным целям, 134 маршрутных и 113 «слепых» (по приборам) полетов.

С 16 февраля полк приступил к боевой работе с аэродрома Краснодар, имея на вооружении 10 Р-39D-2, 11 P-39K-1 и 9 P-40E-1 (Serials от 41-36941 до -36944, от 41-36947 до -36950 и № 1773). Он прекрасно проявил себя в знаменитой «Битве над Кубанью» («Голубой линией» по немецкой терминологии), уничтожив за два месяца 118 немецких самолетов при относительно небольших потерях (7 «Airacobra» сбиты в боях, 8 повреждены; 1 Р-40Е сбит и 1 разбит в аварии) [29] . Малые потери «Kittyhawk»ов объясняются их весьма ограниченным применением – как показал опыт боев, они уже были не в состоянии сражаться с Me-109G (да еще с асами из JG 3, JG 51, JG 52, JG 54!). Все отзывы о Р-40Е звучали пессимистично (недостаточные скорость и маневренность, большой полетный вес, слабый мотор), а выводы – однозначно: самолет пригоден только для авиации ПВО.

Правда, вначале пилоты пытались повысить летные качества самолета, подолгу во время боя используя форсажный режим. Получалось это интуитивно – если советские двигатели на максимальном газу ревели, как звери, то «Allison» лишь немного изменял тональность, и все казалось нормальным. Расплата последовала незамедлительно – на чрезвычайном режиме (для «Allison»а он составлял всего 10 минут!) моторы быстро изнашивались, и мощность их падала. В результате (по докладам инженера полка) через месяц максимальная скорость «Kittyhawk»ов не превышала 350-400 км/час. При первой же возможности от них избавились – 27.4.43 г. передали в 16 гв. ИАП (4 исправных самолета вместе с пилотами). Этот полк воевал на «Airacobra»х, поэтому пилотов Р-40Е постепенно переучили на них. «Kittyhawk»и активно использовали лишь в апреле и марте, а в августе передали в ПВО.

На этом применение «Kittyhawk»ов в ВВС на южном участке фронта завершилось. 25 ЗАП в 1943 году подготовил на них лишь один авиаполк (268 ИАП, 32 пилота) для ПВО и 6 одиночных летчиков, всего 48 пилотов (включая 10 для 45 ИАП). С убытием 268 ИАП (15.07.43 г.) 25 ЗАП прекратил обучение пилотов для Р-40, однако еще два месяца занимался подготовкой и распределением самих самолетов. Подготовка включала подробный технический осмотр и облет прибывающих машин, ремонт в случае необходимости (некоторые самолеты были не новыми), демонтаж части радиооборудования, частоты которого не совпадали с принятыми в СССР, пристрелку вооружения, а иногда и нанесение красных звезд поверх белых американских (обычно это делали в Абадане). Наиболее типовым дефектом, выявлявшимся в процессе подготовки, была коррозия оружия (обычно у ранее воевавших машин после перевозки по морю).

В 1943 г. таким образом было подготовлено и отправлено в боевые полки (в основном ПВО и ВВС ВМФ) 225 самолетов типа Р-40Е, К, L и M.

Осенью 1943 г. эти функции перешли к 11 ЗАП, расположенному поблизости, в г. Кировабад. Сюда с августа стали поступать Р-40М-10, а с ноября – Р-40N-1. С октября 1944 г. в 11 ЗАП стали прибывать наиболее совершенные модели «Kittyhawk»ов, поставлявшиеся СССР – Р-40N -30.

Поступление самолетов Р-40 в СССР прекратилось в декабре 1944 года. Всего в 1941-44 гг. было поставлено 2425 машин всех (кроме F) моделей. Боевые потери ВВС (без учета ПВО и авиации ВМФ) составили 224 самолета данного типа.

Кроме прямого назначения как истребителя, отдельные самолеты типа Р-40 использовались в советских ВВС и на не свойственных им ролях. Например, три самолета (№№ 835,1115 и 1121) в 6 ОКАЭ [30] и 4 – в 12 ОКАЭ применялись в качестве артиллерийских корректировщиков. В 30 РАП [31] ВВС Черноморского флота целая эскадрилья «Kittyhawk»ов использовалась в качестве фоторазведчиков – аэрофотоаппарат для плановой съемки местности устанавливался в хвостовой части. А на 1-й авиаремонтной базе Ленинградского фронта в двухместные фоторазведчики была переоборудована небольшая партия P-40К, причем все вооружение было снято, и на его место установлены дополнительные бензобаки. Известны и попытки усиления вооружения «Kittyhawk»ов при использовании в качестве штурмовиков – в 1942 г. на них часто устанавливали реактивные снаряды (по два РС-82 под каждое крыло).

В качестве официального мнения о «Kittyhawk»е в советских ВВС можно привести цитату из «Отчета о боевой работе 4-й воздушной армии за апрель 1943 года»: «...Истребитель «Kittyhawk» по летно-тактическим данным уступает «Airacobra»е и Мe-109F,G. Ведет успешный бой с Ме-109 на горизонтальном маневре, но уступает ему на вертикальном. Может успешно выполнять роль перехватчика бомбардировщиков и разведчиков. У летчиков сложилось мнение, что «Kittyhawk» может быть хорошим самолетом при выполнении задач: прикрытие своих войск, сопровождение бомбардировщиков и ведение разведки».

По мере убывания самолетов Р-40 из ВВС расширялось их применение в ПВО. Истребительная авиация ПВО приказами от 24.11.41 г. и 22.01.42 г. была выведена из подчинения ВВС и стала самостоятельной структурой. По мере увеличения самолетного парка отдельные эскадрильи объединяли в полки, полки – в ИАД и АК (авиакорпуса) ПВО, а в начале 1943 г. была сформирована даже 1-я истребительная армия ПВО. Если на 5.12.41 г. вся авиация ПВО насчитывала 1059 [32] самолетов, то к 1.06.43 г. их уже было 3043!

Первые 20 «Tomahawk» появились в 6 АК ПВО (под Москвой) еще в октябре 1941 г. Затем весной 1942 г. их получили 104 ИАД ПВО, прикрывавшая Архангельск, и 148 ИАД ПВО (Вологда) – соответственно 22 и 20 самолетов, а в 6 АК и 7 АК (Ленинград) появились первые Р-40Е (соответственно 12 и 21 самолет).

Применение «Tomahawk»ов и «Kittyhawk»ов в ПВО постоянно расширялось как по количеству, так и по географии: в апреле 1942 г. 768 ИАП (122 ИАД ПВО) приступил к патрулированию над Мурманском, в ноябре 481 ИАП ПВО – над Баку, 102 ИАД ПВО – над Сталинградом, а общее количество Р-40Е составило 70 самолетов, «Tomahawk»ов – 33 самолета.

К 1 июля 1943 г. в частях авиации ПВО насчитывалось 70 «Tomahawk»ов и 181 «Kittyhawk». А еще через полгода, к 1.01.44, «Kittyhawk»и уже присутствовали во всех без исключения корпусах ПВО! Их количество удвоилось и составило 357 самолетов. Максимальное же число их было зафиксировано на 1.06.44 г. – 745 машин, но затем по ряду причин (в основном из-за разочарования в этом типе) стало уменьшаться, и к концу войны составило 409 едениц1 .

И в ПВО самолеты Р-40 были оценены неоднозначно. Поначалу нравились их комфорт, надежная радиосвязь, мощное вооружение, большая дальность, позволявшая длительно барражировать над охраняемыми объектами. Но в процессе эксплуатации выявились и досадные недостатки. В первую очередь – это малые потолок и скороподъемность. Затем – полное отсутствие оборудования для ночных перехватов: ни специальных приборов для наведения по данным наземной РЛС, ни даже осветительных устройств – посадочная фара была убираемой, и выпускать ее можно было лишь на минимальных скоростях. Поэтому с «Kittyhawk»ами связан ряд крупных неудач советской ПВО: так, в 1943 году они не смогли перехватить над Москвой немецкие высотные разведчики Ju-88R (и пришлось срочно заказывать у англичан «Spitfire» IX), весной-осенью 1944 г. Не-111 из Fliegerkorps IV практически безнаказанно бомбили по ночам советские коммуникации на Украине и в Белоруссии.

Но самое большое поражение, имевшее громкий международный резонанс и сильно ударившее по престижу СССР, произошло 22 июня 1944 года: 180 Не-111 из KG 53 и KG 55 совершили ночной налет на авиабазу стратегической авиации США в СССР в Полтаве, уничтожив 44 «летающих крепости» B-17G и повредив 25 других [33]. Вылетевшие 6 «Kittyhawk» и 6 Як-9 из прикрывавшей эту авиабазу 310 ИАД ПВО темной безлунной ночью не обнаружили ни одного бомбардировщика, и те улетели безнаказанно... После этого случая и начался закат карьеры «Kittyhawk»ов в советской ПВО.

В 9 АК ПВО под Киевом в 1944 г. «Kittyhawk» довольно удачно использовали в качестве осветителей. На его 6 подкрыльных пилонов подвешивали 6 осветительных авиабомб САБ-100, которые сбрасывались с превышением в 2000 - 3000 м над строем атакующих бомбардировщиков, подсвечивая цели для перехватчиков. Эта тактика позволила несколько снизить активность Не-111 и Не-177.

Были и другие удачи – так, именно «Kittyhawk»и обнаружили и подбили над приволжскими степями немецкий четырехмоторный самолет, на котором летела в Японию специальная комиссия для расследования деятельности легендарного разведчика Рихарда Зорге. После штурмовки аварийно севшей машины несколько высокопоставленных сотрудников гестапо и МИД сдались в плен...

После ряда неудач в 1944 году «Kittyhawk»и и в ПВО стали вытесняться более подходящими типами истребителей: Spitfire IX, P-39Q, P-47D-25 и советскими Як-9, Ла-7, хотя последние модели Р-40М-10 и Р-40N-30 служили до 1947-49 гг.

Всего за годы войны в ПВО «Kittyhawk»ами было сбито 255 немецких самолетов, что составляет 6.5% от общего числа.

Авиация ВМФ была третьим «потребителем» истребителей Р-40. Карьеру «Kittyhawk»ов (а поступали в ВВС ВМФ только они, хотя первые Р-40Е ошибочно называли «Tomahawk»ами) здесь условно можно разбить на три периода: «эйфории» (апрель-май 1941 г.), «охлаждения» (июнь 1942 - июль 1943 гг.) и «ренессанса» – с осени 1943 г.

Каждый период имел под собой серьезные основания. Так, повышенный интерес вначале был связан с новыми для авиации ВМФ задачами – встречей и воздушным прикрытием союзных конвоев. Здесь главным параметром была дальность – чем дальше в море истребители встречали конвои, тем меньше были потери от немецких бомбардировщиков и торпедоносцев [34]. А дальность в 1100 км как раз и была козырем Р-40...

Лучшим в авиации Северного флота (далее СФ) считался 2 гв.САП [35]. Его командир – известный советский морской ас ГСС подполковник Борис Сафонов [36] – был не только первым ГСС на флоте (присвоено 16.09.41 г.), но и одним из четырех летчиков, награжденных за боевые успехи (в том числе и на «Hurricane») высокой английской наградой DFC – «Distinguished Flying Cross» (19.03.42 г.). Естественно, что «Kittyhawk»и направили именно в этот полк.


Б.Ф.Сафонов, командир 2 ГСАП ВВС СФ в кабине своего P-40E.
Май 1942 г. Аэродром Ваенга.
Фото из архива автора.

Первые два Р-40Е поступили в апреле 1942 г.(№ 775, номер второго неизвестен), в мае – еще 12 (№№ 956, 958, 984, 990, 1000-1007 [37]), и последние 10 (1093,1098,1102,1110-111614) – в июне, всего 24 самолета. Боевое применение началось почти сразу, хотя вначале (как обычно) возникали проблемы с мотором. Сафонов первым на СФ одержал воздушную победу на «Kittyhawk»е – 17 мая сбил Ju-88 (подтверждено материалами Bundesarchiv-Militararchiv Koblenz). Но уже 30 мая Б.Сафонов не вернулся из боевого вылета [38] на прикрытие конвоя PQ-16. Обстоятельств его гибели в пылу боя не заметили, и наиболее вероятной причиной посчитали отказ мотора... Вместе с выявившимися в процессе эксплуатации невысокими летными качествами это подорвало доверие летчиков к «Kittyhawk»ам, и к осени их перевели на второстепенные задания, а полк перевооружили в августе на «Airacobra» I. Р-40Е более и менее активно довоевывали здесь до конца 1942 г., а затем просто числились в полку [39], простаивая на земле без моторов. Так, на 1 мая 1943 г. во 2 гв.ИАП было еще 9 Р-40Е (№№ 751, 958, 984, 1001, 1007, 1098,  1115 и 1112), из них только последний – с мотором...


А.А.Коваленко из 2 ГСАП ВВС СФ. Был награжден британским орденом Distinguished Flying Cross 19 марта 1942 г.,
звание Героя Советского Союза было присвоено 14 июня 1942 г.
Фото из архива автора.

Боевые потери «Kittyhawk»ов были невелики – 2 в мае 1942 г., еще 3 до конца года и 4 – до июля 1943 г., всего 9 машин, небоевые – 3 машины. Успехи достаточно неплохие ( хотя и не сравнимые с «Airacobra»ами): с 29 июня до 15 декабря 1942 г. – 9 Ме-109 и 6 Ju-88. Наилучшие результаты (с 1.06.42 по 1.01.43 г.) у старшины Бокия (5 сбитых), старшего сержанта Климова (4), ст.лейтенанта Соколова (3) и капитана Алагурова (3).

Затем практически до весны 1943 г. «Kittyhawk»и в советскую морскую авиацию не поступали, несмотря на предыдущие грандиозные планы (в сентябре 1941 г. командование ВВС ВМФ подготовило заявку на 500 (!) Р-40 и 100 Р-38 (!)).

На СФ «Kittyhawk»и объявились снова в средине сентября 1943 года. Их вначале «подкинули» в 255 ИАП (11 шт. Р-40Е в дополнение к имевшимся в полку 20 «Airacobra»ам). Но затем решили направлять их лишь в части, вооруженные уж совсем устаревшей техникой. Так к середине октября в 78 ИАП, с 1941 г. воевавшем на «Hurricane», оказались все Р-40Е из 2 гв. САП и 255 ИАП... Для поднятия боевого духа 3 ноября сюда прислали 13 новеньких Р-40М-10 и 1 Р-40К-15, и с конца года полк начал боевую работу. До момента завершения боевых действий в Заполярье (1.11.44 г.) летчики полка показали высокие результаты не только в воздушных боях, но и как мастера бомбо-штурмовых ударов. Действуя на Р-40М-10 (остальные машины, судя по всему, сразу были списаны по износу), они сбили 44 немецких самолета: 1 Ju-88, 1 BV-138, 1 Me-110, 4 FW-190 и 37 Me-1098). При ударах по порту Киркенес в октябре 1944 г. они брали бомбонагрузку больше, чем Ил-2: под фюзеляж подвешивали ФАБ-500 (или комбинацию – ФАБ-250 под фюзеляж плюс 2 ФАБ-100 под крылья). Они же первыми на СФ применили топмачтовое бомбометание, когда сброшенная с малой высоты бомба рикошетирует от воды и поражает борт корабля: группа капитана В.П.Стрельникова только за один день 11.10.44 г. потопила 2 баржи и 6 катеров!

В дальнейшем на СФ на «Kittyhawk» также перевооружали только части, ранее летавшие на устаревших типах самолетов. Так, с декабря 1943 г. их начал получать 27 ИАП, ранее летавший на «Hurricane» и И-153, а с октября 1944 г. – 53 и 54 авиаполки Беломорской флотилии, и далее продолжавшими наряду с «Kittyhawk»ами эксплуатировать «Hurricane», И-15, И-153, МБР-2 и «Catalina» PBN-1.

Для ведения глубокой разведки с сентября 1943 г. три Р-40М-10 (S/n 43-5974,-5968 и -5952) использовались в 118 ОРАП [40]. А во флотских авиамастерских в июне 1944 г. один «Kittyhawk» переоборудовали в двухместный легкий бомбардировщик.

На Черноморском флоте (ЧФ) «Kittyhawk»и стали появляться с апреля 1943 года. Поскольку ВВС ЧФ считались как бы второстепенными, то пополнение авиаполков осуществлялось здесь в последнюю очередь, и парк самолетов был разнотипным, устаревшим и изношенным. Например, к весне 1943 г. в двух полках – 7 и 62 ИАП – находились истребители 7 типов: МиГ-3, Як-1, Як-7, ЛаГГ-3, И-16, И-153, И-15, от 3 до 11 машин каждого. Именно в эти части, а также 30 РАП, с апреля 1943 г. стали распределять поступавшие по южной трассе из Ирана новейшие модели «Kittyhawk»ов – Р-39К-10 и Р-39М-10. 65 ИАП, перевооружение которого началось с сентября 1943 г., в ноябре уже пополнялся Р-40N-1, а с декабря и P-40N-5. До лета 1943 г. поставки осуществлялись через 25 ЗАП, позднее – через 11 ЗАП.

Черноморские «Kittyhawk»и неплохо проявили себя в боях, но в основном как штурмовики и истребители ПВО. Наиболее известные операции, в которых они принимали участие – налеты на румынский порт Констанца, срыв эвакуации немцев из Крыма в 1944 г., охрана Ялтинской конференции глав союзных держав (Сталина, Рузвельта, Черчилля) в феврале 1945 г.

Количество «Kittyhawk»ов на ЧФ постоянно увеличивалось – с 19 (в мае) до 42 (на 1.12.43 г.). Боевые потери в 1943 г. были минимальны – 3 самолета. Максимальное же число самолетов Р-40 было на 1.01.45 г. – 103 штуки, после чего уменьшилось до 89 (на 10 мая 1945 года).

В целом ВВС ВМФ СССР получили в 1941-45 гг. 360 самолетов Р-40 всех моделей, а потеряли в боях 66 (18%) – минимальный процент потерь среди истребителей всех типов!

В заключение можно отметить один факт: в советской авиации на «Kittyhawk»ах воевали три Дважды ГСС (из 27) – Б.Ф.Сафонов, П.А.Покрышев (22 сбитых лично плюс 7 в группе) и М.В.Кузнецов (22+6), причем два последних – более года. Многие летчики стали на них асами и ГСС, показав хорошие результаты, ряд полков именно на Р-40 завоевал гвардейское звание. В целом машина неплохо повоевала, хотя концептуальные ошибки, заложенные в конструкцию, значительно сузили область ее эффективного применения.


Примечания

1. «Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-45гг. в цифрах и фактах»
2. Еще 291 «Kittyhawk» числятся как «поступившие в другие ведомства» в 1941-44 гг.
3. Герой Советского Союза
4. Истребительный авиационный полк.
5. Запасная авиабригада
6. Типа ««Тоmahawk» IIB, в их числе АН965, 966, 971, 977, АК252, 257, 264, 325, 341, AN469, 471, 488, 507.
7. Интересно, что один из «Тоmahawk»ов благодаря умелому технику (А.И.Лунев) выполнил к 15.01.42 г. 90 вылетов без каких-либо аварий!
8. Здесь и в дальнейшем данные берутся из архивных материалов полков без сопоставления с докладами о потерях с немецкой стороны.
9. ЗА – зенитная артиллерия
10. На одном из совещаний в 1942 году Сталин лично распорядился делать оргстекло для советских самолетов «по типу «Tomahawkа».
11. Аналогичная тактика была разработана в RAF и ВВС РККА для истребителей «Нurricane»
12. Счета общие, с 22.06.41 г., так как данные о сбитых именно на Р-40 отсутствуют.
13. В Куйбышев в 1941 году были эвакуированы из Москвы государственные учреждения и иностранные посольства.
14. Очевидно, номера заводские т.к. не совпадают с Serial Numbers USAF или RAF.
15. Истребительная авиационная дивизия.
16. Первый таран на «Тоmahawk»е был совершен против бомбардировщика – 20 января 1941 г. летчик 154 ИАП капитан А.В.Чирков сбил таким образом Не-111.
17. Очевидно, это Hptm. Franz Eckerle, командир I./JG.54, хотя дата и место по советским и немецким данным не совпадают.
18. NN 809,  842,  863,  866,  311,  1134.
19. Единственную железную дорогу в 1941-42 гг. неоднократно перезали немецко-финские войска, ее постоянно бомбили люфтваффе, а аэродромная сеть была слабо развита.
20. Количество иностранных истребителей, например, в 1942-43 гг. достигало 80% всего состава.
21. Все цифры – по результатам регистрации в порту, без учета потерь в море.
22. Обычно самолеты того времени имели одно- или двухлонжеронное крыло.
23. Интересно, что 23.9.44 г. командующий ВВС КА издал специальный приказ, не рекомендовавший тараны и указывающий на необходимость их применения только в исключительных случаях.
24. Причины в основном те же, что и в 126 ИАП.
25. Оба ИАП воевали одновременно на двух типах истребителей, поэтому не входили в статистику как полки, вооруженные «Kittyhawk»ами.
26. Отдельный учебно-тренировочный смешанный авиаполк.
27. Здесь они попали в 45 ЗАП и были перегнаны под Сталинград (еще 4500 км); все самолеты типа Р-40К-1, Serials 42-46174, -46191, -46193, -46201, -46265, -46267.
28. При переводе с заводских номеров в серийные это должно соответствовать 41-24943, -24958 и -24959.
29. Лучший результат на театре, за что полк уже 10 мая был перевооружен на новые модели «Aircobra» Р-39L, M и N, а 18.06.43 г. преобразован в 100 гв. ИАП.
30. Отдельная корректировочная авиаэскадрилья.
31. Разведывательный авиаполк.
32. Из них типа «Tomahawk» -- 20 штук.
33. Этот удар практически сорвал челночные («shuttle») рейды американских бомбардировщиков на Германию.
34. Как правило, в оперативной зоне истребителей транспорты потерь не несли.
35. Смешанный авиаполк: в его составе, например, в мае 1942 г. были истребители 4 типов, бомбардировщики СБ и торпедоносцы ДБ-3, всего 6 эскадрилий
36. За год (с мая 1941 по май 1942 г.) Б.Сафонов вырос в звании со старшего лейтенанта до подполковника, с командира эскадрильи до командира полка (с 20.03.42 г.).
37. Один из них американская делегация, прибывшая с конвоем PQ-15, передала Б.Сафонову, а еще один – командующему ВВС СФ генерал-майору А.А.Кузнецову
38. На момент гибели имел 20 сбитых лично и 6 – в группе (по летной книжке), за что 14.06.42 г. посмертно присвоено звание дважды ГСС. Современные архивные исследования (Ю.Рыбин) подтвердили лишь 8 безусловно сбитых самолетов.
39. Уже на 1.11.42 г. исправными были только 4 из 17 Р-40Е.
40. Отдельный разведывательный авиаполк.

© V.Romanenko

кофемашины для дома киев